1. эпистемологический анархист «не питает ни вечной любви, ни вечной ненависти ни к одному учреждению и ни к одной идеологии» [1, с 332]. «Единственное, против чего он выступает открыто и безусловно, — это универсальные стандарты, универсальные законы, универсальные идеи» [1, с 333]. Эпистемологический анархист выступает против «вечного», он — фигура, поддерживающая движение, становление, события. Эпистемологический анархист выступает против универсального метода, «все методологические предписания имеют свои пределы» [1, с 451], и сам эпистемологический анархизм также ограничен: ограничен приданной ему функцией разрушать и устанавливать границы, ограничен собственным игровым пространством;
2. для достижения своих целей «он может использовать разум, эмоции, насмешку, "позицию серьезной заинтересованности" и любые иные средства, изобретенные людьми для увлечения сторонников» [1, с 333],
3. единственное, чего не может эпистемологический анархист, - это быть «наивным реалистом», подобным аристотелианцам, то есть быть непосредственным, не отдавать себе отчета в том, что занимаемая им позиция, используемые им понятия, формы речи есть средства, инструменты восприятия и коммуникативного действия [1, с 290].


[1] Фейерабенд П. Против методологического принуждения // П. Фейерабенд Избр. труды по методологии науки - М ,1986